Главная
Последовательный перевод
Синхронный перевод
Письменный перевод
Гиды-переводчики
Занятия, обучения, семинары
Прочие услуги
Международная конференция
Порядок оплаты
Рекомендательные письма
Интересно почитать на досуге
Контакты
Карта сайта
Главная > Интересно почитать на досуге > Что на русском прилично, на суахили - как сказать

Что на русском прилично, на суахили - как сказать

Об этом явлении знали давно, правда, в узком кругу специалистов, и вдруг сразу заговорили повсюду. Оказывается, то, что на одном языке звучит нейтрально, а порой и вообще благозвучно, на другом языке произносить неприлично.

Так E. Nida, видный специалист в области перевода Библии, еще в середине ХХ века обнаружил, что, например, слово "раввин" при переводе на один из языков группы банту практически совпадает с нецензурным словом. И всех это озаботило при выборе имени ребенку: "А вдруг на одном из диалектов Папуа-Гвинеи его имя будет значить что-то нехорошее". Предприимчивые люди сразу увидели здесь золотую жилу. В Лондоне возникло бюро переводов, которое готово за 1700 долларов перевести имя на сто языков.

Проблема действительно существует и ее следует учитывать. Так, в семитских языках (в эту группу входят арабский и иврит) часто встречаются сочетания "сри" и "сру". Например, Януш Корчак, выдающийся польский педагог и писатель, который добровольно пошел со своими воспитанниками в газовую камеру нацистов, написал повесть "Моськи, Иоськи и Срули". Духовного лидера "Хезболлы" в Ливане зовут шейх Насрáлла. Поскольку футболист алжирского происхождения Самир Насри гражданин Франции, ударение в его фамилии на последнем слоге, но спортивные комментаторы пытаются "облагородить" его имя, меняя ударение.

В родном языке мы маскируем "богохульные" слова, заменяем звуки и буквы другими, более уместными, или вообще ставим точки: "догадайся, мол, сама" Так, известное трехбуквенное ругательство вообще бросило тень на букву "х". До революции, когда у каждой буквы было свое название (аз, буки, веди…), эта называлась "хер". Чиновники, когда хотели показать, что документ недействителен, перекрещивали его буквой "хер", и это называлось "похерить" дело. Тень нецензурного слова упала и на те слова, которые вышли из употребления.

Конечно, мы вправе вносить изменения в родной язык. Я знал одного простого человека, который из-за природной стеснительности не осмеливался в присутствии "образованных" людей употреблять слово "мохеровый": он произносил - "мошеровый платок". Но что нам делать с иноземными богохульниками? От китайских имен и слов, начинающихся на "ху", рус­скоязычные вздрагивают, поскольку такие языковые образования вплотную подходят к самому нехорошему русскому трехбуквенному слову: хуэй (народ в Китае), Ху Яобан (китайский генсек 1980-1987). А в некоторых случаях совпадение стопроцентное, например, имя китайского императора (прости, Господи!) Хуй-ван.

В таких случаях приходится всячески изворачиваться. Упомянутая выше повесть Януша Корчака в русском переводе звучит вполне благопристойно: "Лето в Михалувке". Приходится и Дине Рубин прятать за латинскими буквами неблагозвучное: "Hui морген!" - приветствует меня утром хозяин нашей маленькой гостиницы. Я вежливо отвечаю: "Морген hui!" ("Школа света 29"). Мы деликатно называем азиатскую страну Шри-Ланка, хотя в англоязычном варианте - Sri Lanka.

Вместе с тем искажение иноязычных слов при заимствовании с целью их "дебохулизации" не всегда корректно и возможно. Не можем же мы переименовать рейтинговую компанию "Мудис" (Moody’s), которую наши специалисты произносят заикаясь. Не стали же мы маскировать имя популярного испанского певца Хулио Иглесиаса (молодежь изобрела шуточный перевод: "Что же ты, Иглесиас?"). В знаменитой испанской песне Консуэлы Веласкес "Besamе mucho" отчетливо звучит "perderte". Слава богу, никому не пришло в голову его "переработать" на благозвучное слово.

Конечно, изъятие из приличного общения слова "жид" находится в полном соответствии с принципами современной этики межэтнического общения. Можно (и, видимо, следует) сейчас говорить не "вечный жид", а "вечный еврей", как это делают англичане, но не можем же мы, скажем, переименовать французского писателя Андре Жид (фр. Andre Gide) в Андре Еврей.

Пути словесные неисповедимы. Рассказывают, что в 1930-х годах в Ленинграде жил лингвист по фамилии Херинг. Устав от бесчисленных насмешек и жалея своих детей, которые посещали детский сад и школу и тоже были объектом насмешек, он пошел в загс, сменил первую букву и стал не Херингом, а Герингом. Вскоре, однако, началась Вторая мировая война, и печальную известность приобрел нацист Геринг…

Когда, в рамках своего лекционного курса, я рассказываю об этой проблеме, аудитория время от времени хихикает. Я никого не останавливаю, но объясняю, что если к нам подходит иностранец и, представляясь, называет имя или фамилию, которые с точки зрения русского языка звучат неприлично, следует не подавать вида. Многое из того, что ласкает наш слух на родном языке, где-нибудь, на одном из более 6000 современных языков, может звучать совсем неблагозвучно. Не случайно чиновники, оформляя председателю палаты Верховного совета СССР 1970-х А.П. Шитикову документы в англоязычную страну, с большим сомнением смотрели на его фамилию.

www.izvestia.ru